Решение по делу 33-10/2016 (33-4470/2015;)
Судья Нуриева В.М. дело № 33-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Солоняка А.В.,

судей Долгополовой Ю.В. и Пономаревой А.В.,

при секретаре Утробине А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске ДД.ММ.ГГГГ года дело по апелляционной жалобе опекуна Ф.Я.Г. Б.А.А. на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ года, которым иск Ф.Я.Г. к Б.Г.Т., Х.М.И. о признании недобросовестным приобретателем, о признании договора незаключенным, о применении последствий недействительности сделки, о признании договора дарения недействительным и об истребовании квартиры из чужого незаконного владения оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Долгополовой Ю.В., выслушав объяснения представителя Б.А.А. Н.В.Ю., действующего на основании ордера № от ДД.ММ.ГГГГ г., поддержавшего доводы жалобы, представителя Х.М.И. и Б.Г.Т. К.Т.А., действующей на основании доверенностей от ДД.ММ.ГГГГ г. и ДД.ММ.ГГГГ г. сроком действия 3 года, возражавшей против удовлетворения жалобы, представителя Управления Росреестра по Удмуртской Республике Р.О.С., действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ г. сроком действия до ДД.ММ.ГГГГ г., не согласившейся с доводами жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ф.Я.Г. обратилась суд с иском к Б.Г.Т. и Х.М.И. о признании Б.Г.Т. недобросовестным приобретателем, о признании договора дарения квартиры по адресу: <адрес> (далее по тексту спорное жилое помещение, квартира) незаключенным, о применении последствий недействительности сделки, о признании вышеуказанного договора дарения недействительным и об истребовании спорной квартиры из незаконного владения Б.Г.Т., указывая следующее. В 1993 г. истец стала собственником спорного жилого помещения в порядке приватизации. В 2005 г. в данное жилое помещение вселился и зарегистрировался по месту жительства сын истца М.М.П. В 2014 г. М.М.П. умер. Знакомая истца ответчик Х.М.И., узнав о смерти М.М.П., попросила истца прописать ее в указанное жилое помещение. С этой целью Х.М.И. взяла документы, обращалась с Ф.Я.Г. в различные организации для оформления каких-то документов. Впоследствии выяснилось, что ДД.ММ.ГГГГ г. Х.М.И. купила спорную квартиру. Договор купли-продажи истец не заключала, не могла его прочесть ввиду слепоты. Несмотря на наличие акта приема-передачи, квартира Х.М.И. не передавалась, денежный расчет по договору не производился. Сделка по продаже квартиры является недействительной, поскольку в момент ее совершения истец не была способна понимать значение своих действий и ими руководить, указанная сделка совершена под влиянием обмана и существенного заблуждения. В этой связи Ф.Я.Г. обратилась в суд с иском о признании сделки купли-продажи спорной квартиры недействительной. После подачи иска выяснилось, что спорное жилое помещение Х.М.И. подарила своей дочери Б.Г.Т. Существенным условием отчуждения жилого помещения является указание перечня лиц, сохраняющих право пользования квартирой. Это требование закона не соблюдено. Договор дарения заключен, чтобы лишить истца возможности получить в собственность спорную квартиру при оспаривании сделки купли-продажи, поэтому Б.Г.Т. не является добросовестным приобретателем.

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ г. к участию в деле привлечена опекун Ф.Я.Г. Б.А.А.

В суде первой инстанции представитель Ф.Я.Г. Н.В.Ю., действующий на основании доверенности и ордера, доводы и требования, изложенные в иске, поддержал.

Представитель Х.М.И. и Б.Г.Т. К.Т.А.., действующая на основании доверенностей, иск не признала в связи с необоснованностью.

Опекун Ф.Я.Г. Б.А.А., ответчики Х.М.И. и Б.Г.Т., представитель третьего лица Управления Росреестра по Удмуртской Республике, извещенные о времени и месте судебного заседания, в суд не явились. В порядке статьи 167 ГПК Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Б.А.А. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, указывая на то, что в производстве суда находится гражданское дело по иску Ф.Я.Г. об оспаривании договора купли-продажи спорной квартиры, заключенного с Х.М.И. В этой связи стороной истца было заявлено ходатайство о соединении этих двух дел либо о приостановлении производства по настоящему делу до рассмотрении иска по оспариванию сделки купли-продажи. Данное ходатайство суд оставил без удовлетворения и вынес решение об отказе в иске. Отказав в иске, суд отказал истцу заявить требования об оспаривании договора дарения в рамках другого дела по мотиву наличия судебного решения, которым эти требования уже рассмотрены.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для его отмены в связи с допущенным нарушением норм процессуального права.

Из материалов дела следует, что Ф.Я.Г. на основании договора приватизации № от ДД.ММ.ГГГГ года являлась собственником однокомнатной квартиры <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ года между Ф.Я.Г. и Х.М.И. заключен договор купли-продажи вышеуказанной квартиры.

В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ДД.ММ.ГГГГ года произведена запись о регистрации права собственности Х.М.И. на спорную квартиру.

ДД.ММ.ГГГГ года между Х.М.И. и Б.Г.Т. заключен договор дарения, в соответствии с которым Х.М.И. безвозмездно передала в собственность Б.Г.Т. квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, а Б.Г.Т. приняла данную квартиру в дар.

Право собственности Б.Г.Т. на спорное жилое помещение зарегистрировано в установленном законом порядке ДД.ММ.ГГГГ г.

Решением Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ года, исковые требования Ф.Я.Г. к Х.М.И., Б.Г.Т. о признании сделки купли-продажи недействительной, применении последствий недействительности, признании акта передачи квартиры недействительной удовлетворены частично.

Признан недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес> заключенный ДД.ММ.ГГГГ года между Ф.Я.Г. и Х.М.И.

Стороны сделки приведены в первоначальное положение, Ф.Я.Г. передана квартира, расположенная по адресу: <адрес>, взыскана с Ф.Я.Г. в пользу Х.М.И. стоимость проданной квартиры в размере <данные изъяты> рублей.

Право собственности Б.Г.Т. на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, прекращено.

В остальной части в удовлетворении исковых требований Ф.Я.Г. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ г. вышеуказанное решение в той части, в которой удовлетворены исковые требования Ф.Я.Г. к Х.М.И. о признании недействительным договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ года квартиры по адресу: <адрес> заключенного между Ф.Я.Г. и Х.М.И.., оставлены без изменения, в остальной части решение суда отменено.

В удовлетворении требований Ф.Я.Г., ее представителя Б.А.А. о применении последствий недействительности сделки отказано. Взыскано с Х.М.И. в пользу бюджетного учреждения здравоохранения и судебно-психиатрических экспертиз Удмуртской Республики «<данные изъяты> расходы по проведению комплексной медицинской судебно-психолого-психиатрической экспертизы <данные изъяты> рублей.

Производство по делу по иску Ф.Я.Г. к Х.М.И., Б.Г.Т. о признании Б.Г.Т. недобросовестным приобретателем, признании недействительным акта приема-передачи квартиры по договору купли-продажи прекращено.

Решением Октябрьского районного суда г. Ижевска от ДД.ММ.ГГГГ г. Ф.Я.Г. признана недееспособной.

Решение суда вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ г.

Решением Управления социальной защиты населения в Октябрьском районе г. Ижевска от ДД.ММ.ГГГГ г. № Б.А.А. назначена опекуном Ф.Я.Г.

Изложенные обстоятельства подтверждаются объяснениями сторон, материалами дела, по существу сторонами не оспариваются.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из отсутствия у Ф.Я.Г. права на судебную защиту, в связи с тем, что она не является носителем каких-либо прав в отношении спорного жилого помещения.

Вместе с тем судом не учтено, что на дату принятия обжалуемого решения в производстве суда находилось гражданское дело, в рамках которого Ф.Я.Г., обращаясь с иском к Х.М.И. и Б.Г.Т. о признании договора купли-продажи спорной квартиры недействительным и о применении последствий недействительности сделки, просила восстановить свое право собственности на спорное жилое помещение.

Данное обстоятельство в силу положений части 4 статьи 151 ГПК РФ являлось основанием для соединения этих дел для совместного рассмотрения и разрешения, поскольку они являлись однородными и имели одинаковый состав сторон. Такое объединение способствовало бы правильному и своевременному разрешению дела.

О необходимости соединения дел в одно производство ходатайствовал и представитель истца в ходе рассмотрения настоящего дела, вместе с тем в нарушение вышеприведенных требований процессуального закона данное ходатайство неправомерно оставлено судом без удовлетворения, что привело к принятию незаконного решения. В этой связи довод апелляционной жалобы о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайства истца о соединении гражданских дел является правильным.

Соглашается судебная коллегия и с доводами жалобы о незаконности решения по следующим основаниям.

Материалами дела подтверждено, что право собственности истца на спорное жилое помещение прекращено на основании недействительной сделки купли-продажи, в момент совершения которой Ф.Я.Г. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Вступившим в законную силу решением суда сделка купли-продажи спорной квартиры, заключенная между Ф.Я.Г. и Х.М.И., признана недействительной.

Следовательно, нарушенные права истца подлежат восстановлению посредством истребования спорной квартиры из чужого незаконного владения по основаниям пункта 2 статьи 302 ГК РФ, в соответствии с которым, если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Данный вывод следует из разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации, содержащихся в постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П., согласно которым права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Таким образом, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, — по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьями 166 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом.

Поскольку право собственности Х.М.И. на спорное имущество возникло на основании недействительной сделки, право на распоряжение спорным имуществом у нее отсутствовало. Приобретение спорного жилого помещения Б.Г.Т. у Х.М.И. по безвозмездной сделке, позволяет истцу истребовать его по основаниям статьи 302 ГК РФ, а не посредством оспаривания всех заключенных сделок и приведения сторон по ним в первоначальное положение.

В этой связи требования истца о применении последствий недействительности сделки, о признании недействительным договора дарения, о применении односторонней реституции не подлежат удовлетворению. Предъявление данных требований в целях защиты нарушенных прав Ф.Я.Г. в данном случае не требовалось.

Так как наличие предусмотренных законом оснований для истребования спорной квартиры из чужого незаконного владения подтверждено представленными доказательствами, иск в указанной части подлежит удовлетворению.

Не подлежит удовлетворению требование истца о признании незаключенным договора дарения, поскольку оно является взаимоисключающим по отношению к требованию об истребовании квартиры из чужого незаконного владения, решение об удовлетворении которого принято судебной коллегией.

Требование Ф.Я.Г. о признании Б.Г.Т. недобросовестным приобретателем не является материально-правовым, в связи с чем не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Добросовестность приобретателя является предметом оценки при применении положений пункта 1 статьи 302 ГК РФ, при этом не требует самостоятельного разрешения по делу, являясь по своей сути основанием исковых требований.

С учетом вышеизложенного апелляционная жалоба подлежит частичному удовлетворению.

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ г. отменить, принять по делу новое решение, которым иск Ф.Я.Г. к Б.Г.Т. и Х.М.И. в части признания договора дарения квартиры незаключенным, применения последствий недействительности сделки, признания договора дарения недействительным, применения односторонней реституции оставить без удовлетворения.

Тот же иск в части истребования квартиры из чужого незаконного владения удовлетворить.

Истребовать квартиру по адресу: <адрес> из владения Б.Г.Т. в собственность Ф.Я.Г..

Апелляционное определение является основанием для регистрации прекращения права собственности Б.Г.Т. на жилое помещение по адресу: <адрес> и регистрации права собственности Ф.Я.Г. на указанную квартиру в Управлении Росреестра по Удмуртской Республике.

Апелляционную жалобу опекуна Ф.Я.Г. Б.А.А. удовлетворить частично.

Председательствующий А.В. Солоняк

Судьи Ю.В. Долгополова

А.В. Пономарева

Изъять квартиру по 302 статье