Глава гатчинской фирмы «КредоПриорат» Киям Курмакаев уже хотел было забыть давнюю склоку, да его оппоненты сами напоминают о себеМежду тем оказалось, что история эта тянется из прошлого, а неприятности бизнесмена начались задолго до встречи с авторитетом Денисултановым (Артур Денисултанов-Курмакаев-Цебро («Динго»).

Бизнес, связанный с кредитованием недвижимости, всегда сопряжен с рисками невозвратов, особенно в период кризиса. Вот и Киям Курмакаев в дефолтном 1998 году обнаружил, что сразу несколько его клиентов перестали выплачивать кредиты. Тогда предприниматель обратился в ЧОП «Барракуда».

Из кредиторов в должники
Артур Денисултанов-Курмакаев-Цебро ("Динго")
Артур Денисултанов-Курмакаев-Цебро («Динго»)

«Директор «Барракуды» Александр Адамчук приехал ко мне 17 января 1999 года вместе с Ильей Лисиным и Андреем Попеловым, представленными как работники охранного предприятия. – Рассказывал Курмакаев. – Они заполнили два текста договоров на охрану моей фирмы и меня. Дополнительно я выдал … два пустых листа с моей подписью и печатью фирмы», чтобы внести реквизиты ЧОП.

В этот же день, по словам Кияма Мустякимовича, он со своими новыми знакомыми поехал на Гатчинский вещевой рынок, где работала одна из должниц, занимавшая деньги на покупку жилья. И уже в конце января клиента известили, что женщина съехала с кредитной квартиры, хотя и не вывезла все вещи. Для окончательного решения, как утверждает Курмакаев, Илья Лисин с Андреем Попеловым предложили оформить доверенность на ведение дел согласно договору об охране.

«Был выходной день, – вспоминает бизнесмен. – И мы бы не смогли заверить бумаги у нотариуса. Тогда Илья предложил мне, чтобы сэкономить время и обезопасить себя от возможного вмешательства правоохранителей, написать фиктивные расписки о якобы моём долге перед ними. Я написал расписки на Лисина на 22 тысячи долларов и на Попелова 5 тысяч долларов. Должницу они в этот день так и не отыскали, долг не вернули, а расписки якобы порвали и выкинули».

Далее займодавец продолжал знакомить охранников с неплательщиками, но практических результатов не дождался. А попробовав урегулировать одну из проблем через суд, сделал весьма примечательное открытие. Финансист войсковой части Овсянников, позаимствовавший у Курмакаева почти 17 тысяч долларов, предъявил судье документ с подписью кредитора о том, что эти деньги возвращены.

Предприниматель утверждает, что такую расписку ни кому не давал, а в ход могли быть пущены те самые пустые бланки, которые достались охранниками. Позже всплыли и фиктивные расписки, а затем выяснилось, что ни Лисин, ни Попелов к тому времени в ОП «Барракуда» официально не работали.

Схема была проста. «Узнав моих должников, эти господа стали требовать с них деньги без намерения вернуть их мне, – сокрушается Курмакаев. – У одного забрали около полутора тысяч долларов и джип «Паджеро», у другого – грузовой фургон «Мерседес».

Обнаружив подобные комбинации, клиент письменно потребовал у ОП расторгнуть договор и вернуть всё, что удалось получить с должников. По словам Курмакаева, безуспешно: «после разговора с Овсянниковым, который поведал о некоторых нюансах работы Ильи Петровича и Андрея Николаевича, на меня напали в гараже и проломили голову. Затем «охранники» стали шантажировать меня моими же расписками, требуя их выкупить и угрожая обширными связями в правоохранительных органах».

Альтернативную точку зрения редакции узнать не удалось. Выяснилось, что имеющего долю в ООО «Инвест-РОК Опера». Андрея Попелова в городе нет. Зато Илья Лисин, ставший соучредителем охранного предприятия «Атаман» (сейчас им уже не является), оказался на месте. Описанную ситуацию он охарактеризовал как «бред», весьма удивился тому, что Киям Курмакаев ещё жив, пообещал сообщить подробности при встрече, но так на неё и не явился. В ответ на напоминание по домашнему телефону Лисина нас попросили на этот номер больше не звонить.

Если верить Курмакаеву, за все время расследования уголовного дела Илья Петрович даже ни разу не был вызван в правоохранительные органы и не давал никаких показаний: «Работники милиции объяснили это тем, что за него ходатайствуют крутые люди, и просят, чтоб парня оставили в покое … Зато время от времени мне передают через знакомых о том, что я с учётом набежавших процентов должен 450 тысяч долларов».

Особо опасные родственники

История с расписками получила продолжение в 2001 году. Именно тогда главные роли в этом спектакле перешли от славянских специалистов по выбиванию кредитов к горским персонажам – неоднократно судимому авантюристу Артуру Денисултанову и его дяде, бывшему следователю Гатчинского УВД Султану Денисултанову. С этими предприимчивыми гражданами чеченской национальности Курмакаева познакомил бывший сотрудник милиции.

Артур Абдулаевич к тому времени засветился в международных криминальных сводках под кличкой Динго – в основном, в связи с эпизодами о вымогательстве. Наибольшую известность ему принесла история его обмена на российского военнопленного в Чечне. Чтоб вернуть солдата, Артур, сидевший за очередные художества в «Крестах», был освобождён и отправлен в тогда находившуюся вне юрисдикции федерального МВД Ичкерию. Большой резонанс был вызван также убийством в Вене боевика и экс-кадыровца Умара Исраилова, не так давно бежавшего в Европу. Тогда сам Динго сперва признавался на допросах в причастности (причём не только своей, но и Рамзана Кадырова) к ликвидации, а потом весьма эмоционально отрекался от показаний.

Однажды, в кругу общих знакомых, глава «КредоПриорат» обмолвился, что собрался переезжать за границу, а управление гатчинским бизнесом доверит своей сестре. Султан и Артур в тот момент проявили заинтересованность в бизнесе предпринимателя. А потенциальная наследница заинтересовала Динго настолько, что вскоре оба семейства породнились. Причём счастливый муж после свадьбы изменил известные милиции инициалы, по новому паспорту став Курмакаевым.

«Артуру удалось ввести в заблуждение мою сестру и жениться на ней, – продолжает рассказ наш собеседник. – Вероятно, взяв фамилию жены, хотел скрыть криминальное прошлое, а с помощью самого брака и рассчитывал подобраться к моему бизнесу. Отчасти это получилось. Пользуясь тем, что носит нашу фамилию, он встречался с моими партнёрами и получал с них деньги. Тем временем, Султан вышел на Лисина и Попелова, после чего стал шантажировать меня расписками уже от своего имени. Неоднократно предлагал мне встретиться с какими-то «крутыми» в Питере и выкупить у них бумаги. После отказа стал вместе с Артуром угрожать в телефонных беседах, обещал «завалить».

В феврале 2002 года машину Курмакаева, в которой он ехал в Сестрорецк с супругой и тремя детьми, пытались сбить в кювет. В преследовавшем автомобиле, как утверждает бизнесмен, сидели Султан (за рулём) и Артур. Через несколько месяцев в квартире сестры Кияма Мустякимовича было совершено разбойное нападение на их мать, а у самой сестры угнали «БМВ». Затем сожгли дом владельца «Кредо-Приората», а в октябре 2006 года в офисе своей фирмы «Новая квартира» был застрелен Фягим Курмакаев – родной брат бизнесмена.

Пять пуль от Смоляка

Дело об убийстве Фягима Курмакаева по факту считается раскрытым. Согласно версии обвинения, некие Александр Смоляк, Евгений Ворковец и Андрей Мухин ворвались в офис с целью вытащить сейф. Там, как они полагали, хранятся пачки с долларами, а реально пылилось лишь фото в рамке. Лишать жизни директора фирмы «Новая квартира», если верить показаниям задержанных, никто не хотел, а пять пуль от Смоляка покойный получил на почве «внезапно возникших личных неприязненных отношений».

Пистолет Макарова, из которого были выпущены пули, Ворковец, согласно тексту того же заключения, приобрёл у неизвестного в Колпинском районе, где ранее проживал Андрей Попелов. Курмакаев и его друзья осторожно связывают эти два факта, и полагают, что осуждённые – лишь исполнители, в то время как организаторы убийства до сих пор находятся в тени.

Остальные заявления пока безрезультатны. Уголовное дело относительно нападения на автомобиль не возбуждалось, расследование по факту причинения Курмакаеву телесных повреждений прекращено за давностью лет, причём оперативно-розыскных мероприятий фактически не проводилось. Обращение в органы по поводу поджога дома, угона машины сестры, разбойного нападения на мать и вымогательства 450 тысяч долларов проигнорированы.

Дело по мошенничеству, возбуждённое в отношении Артура Денисултанова, то приостанавливается, то вновь возобновляется УВД Гатчины (после напоминаний Генпрокуратуры, Главного следственного управления и судов). При этом гатчинские следователи рассматривают только один эпизод – по факту возможного получения Артуром денег с арендаторов Курмакаева с ущербом на сумму 103 тысячи рублей.

Султан Денисултанов эмигрировал в Финляндию, но время от времени наведывается в город на Неве. А на жизнь зарабатывает, возглавляя международное коллекторское ультраинновационное агентство «Элерон», которое занимается ведением деловых переговоров и … взысканием задолженностей!

«Возможно, Курмакаев обижен на моего племянника, который был женат на его сестре, – уверен специалист по кредитам. – Сейчас они вместе не живут, но у них растёт ребёнок. У Артура с Киямом были общие дела по бизнесу и, вероятно, они что-то не поделили. Я в эти истории никогда не лез, и предполагаю, что Киям мстит мне за племянника. Написать в заявлении можно всё, что угодно, но для предметного разговора нужны доказательства».

По словам Курмакаева, кассеты с записями телефонных разговоров с голосами основных фигурантов этой истории, где звучат угрозы, давно предоставлены в гатчинское УВД. Однако выяснить, что по этому поводу думает ведущий это дело следователь Максим Малькин, нам не удалось. Милиционер заявил, что никаких комментариев дать не может.

Марина Ярдаева «Наша Версия на Неве» 10 августа 2009 года

Антирисковый центр

Чеченский рейд по Гатчине ( АН Кредо-Приорат )